Фото мопед и люди

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Автомобилистorg Клуб любителей автомобилей


мопед и люди фото

2017-10-20 10:32 Поисковая сиcтема, список запросов, поиск информации Программно аппаратный комплекс с веб Принцип работы и регулировка карбюратора Многие рано или поздно сталкиваются по каким




Просыпается мужик - голова болит. Он в кутузке, дверь открывается: выходи к следователю.. Следователь: - Ну рассказывай, как было. - Пригласил меня друг на охоту на кабана... номера, говорит, выставили, приезжай, карабин захвати, все будет. Приехал, залегли ждем... нет кабанов... - Пили? - Да, выпили... подождали еще немного - Снова пили? - Да, выпили и снова ждали, и потом вроде еще выпили, тут друг и говорит, пошли на другой номер, там точно есть.. ну пошли.. Дошли, я сразу смотрю - кабан! я БАХ - готов! там сразу второй, третий, я всех сложил! Вдруг толпа какая-то, охотники что ли с номера того. Ружье отняли, в морду дали, все, дальше я ничего не помню.... тут очнулся, голова болит.. Следователь: - Ладно, так и запишем: на свиноферме я оказался в состоянии сильного алкогольного опьянения.


Умные стараются возглавить дураков, а дураки стараются обезглавить умных.






Осенний вечер Смеркалось, Сморкалось...


Шестидесятые. Мир бурлит. Две великие социалистические страны побили горшки. Те самые фарфоровые горшки, с двумя переплетенными кольцами на донышке. Китайские кеды, термосы и эмалированые тазики стали дефицитом. В газетах полно карикатур на тему культурной революции. Даже магнитофонные барды поют о ней получастушки. По заводам проходят стихийные митинги протеста. Поручили такой митинг организовать в цеху и моему дядьке. Стихийный, по всем правилам, всего три дня на подготовку. Прямо в главном корпусе, без трибуны и президиума. Хотя и с корреспондентами, радиотрансляцией и товарищами из Города и Области. Завод – гигант, цех соответственно тоже. Тысясчи людей. Первым, как положено, к микрофонам поднялся нач. цеха, т.е. мой дядька. В его пятистраничной, спущенной сверху речи, доставалось и Мао и его приспешникам с необычными для русского слуха именами. Произносить их приходилось, как идти по минному полю: след в след, точнее буква в букву. Но наибольшего напряжения внимания требовали рядовые бойцы культурреволюционного фронта – хунвэйбины. Упоминались они чуть не в каждой второй строчке. Не помогли ни концентрация, ни репитиции. К концу выступления, слегка расслабившись, дядька таки снабдил это слово привычным русским корнем. Сконфузившись, скомкав финальную часть речи, на трясущихся ногах спустился он в толпу. К микрофонам уже поднимался оратор из рабочей среды с машинописными листами в руках. Не глядя никому в глаза, бочком, дядька незаметно ускользнул в свой кабинет. Там из сейфа была извлечена заветная бутылочка армянского. 50 грамм слегка сняли стресс. Стихийный митинг, как и было запланировано, закончился к пересменке. Не успела еще освободившаяся смена рассосаться на проходной, как в кабинет влетел бордовый в испарине товарищ из Города, явно уже получивший вздрючку от товарища из Области. Он метнулся к столу, молча налил себе 150 коньяку и проглотил как воду. Потом плюхнулся в любимое кресло дядьки и замер. Дядька заключил, что строгачем похоже не отделается. Лишь спустя минуту товарищ «вдруг заметил» стоящего в ожидании приговора хозяина кабинета. Взгляд его неожиданно потеплел: - Не трясись, не трясись! Ты-то молодец! Только раз ошибся, а эти... ссуки, гегемоны... по разу в лучшем случае правильно называли!